Gsp1.ru

Медицинский журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Честно или больно. Нужно ли врать ради близких людей

69-летняя нижегородка Елена Копысова всю жизнь старалась говорить людям правду — это была её принципиальная позиция. Будучи в юности красивой девушкой, она, не стесняясь, говорила менее симпатичным подругам, что их внешность не столь хороша. Отличница, она всегда подчёркивала, что мальчишки-одноклассники не так умны и не заслуживают её внимания. Это же было правдой!

Устроившись на первую работу, Елена вывела на чистую воду начальника, который завёл шашни с молоденькой секретаршей. Все вокруг об этом знали, но предавать огласке интимный факт никто не хотел. Тем более что человек был хороший, подчинённых не обижал. Даже Елене помог получить хорошую комнату в общежитии.

Однако правдивая девушка не смогла вынести, что начальник нагло обманывает жену с двумя детьми. На комсомольском собрании выступила с гневной речью об аморальном поведении руководителя честного трудового коллектива… После «разбора полётов» любовницу шефа уволили с работы. Самому мужчине стоило огромных трудов объяснить вышестоящему начальству и жене, что связь с молоденькой подчинённой — страшная ошибка.

Личная жизнь Елены тоже шла под знамёнами правды. Мужа красивая девушка из десятка кавалеров выбрала сама. Казалось, симпатичный и перспективный милиционер Валера обеспечит ей прекрасную жизнь генеральской жены. Но в карьере мужа что-то пошло не так. Мягкий по натуре, он не мог расталкивать коллег локтями. Елена к тому времени уже заняла неплохую должность и отчаянно «пилила» неудачника. И ей вновь казалось: она говорит правду!

«Я не искажала фактов, когда высказывала, что он ничего не делает для семьи, — до сих пор сокрушается Елена. — Обещал мне золотые горы, а в итоге сел на шею и ноги свесил. Его однокурсники по школе милиции уже первые звания получали, а он всё в простых оперативниках сидел».

Когда в семье появилась дочь, женщина усилила террор правдой. Замученный упрёками жены, мужчина ушёл из семьи. И хорошую карьеру он в итоге сделал, выбрав в спутницы менее «правдивую» женщину, поддерживающую супруга во всём.

Елена замуж больше не вышла — достойных не было.

Не пытайтесь всегда быть правым

Гоулстон приводит слова одного эксперта по коммуникациям: «Всезнайка, который не знает, о чем говорит, — придурок; всезнайка, который знает, о чем говорит, — просто осел». Иными словами, независимо от того, знаете вы, о чем говорите, или нет, вести себя как всезнайка — значит вести себя саморазрушительно.

Чаще всего люди стараются всегда быть правыми из желания защитить себя. Им кажется, что мир твердит: «Ты не знаешь, о чем говоришь». Но если окружающие и не думали нападать (а чаще всего это именно так), ваша защита выглядит как атака.

Всезнайку редко объявляют сильной личностью с убедительным мнением; гораздо чаще на него обижаются и стараются избегать. А в случае ошибки не торопятся на помощь — он ведь и сам «с усами».

Что делать? Когда в следующий раз почувствуете потребность продемонстрировать правоту, спросите себя, так ли важна эта победа, чтобы рисковать ради нее хорошими отношениями. Доказывая, что вы не ошибаетесь, следите, чтобы люди не чувствовали себя так, словно ошибаются они. Осознайте и примите, что мнения могут различаться. А если ошиблись — не защищайтесь, а просто признайте это.

«Ребята, а у нас COVID-пневмония»: личная история борьбы с болезнью

«Ребята, а у нас COVID-пневмония»: личная история борьбы с болезнью

Несмотря на растущую статистику по коронавирусу, почти у каждого владимирца найдется знакомый COVID-диссидент, который будет рассказывать про фейковые диагнозы и отсутствие опасности. У других же официальные сводки и сообщения в СМИ вызывают панический страх, заставляющий жить в затворничестве, изредка делая вылазки за гречкой, туалетной бумагой и медицинскими масками. Ну а факт заключается в том, что от этого вируса не застрахованы ни первые, ни вторые. Да и вообще никто.

Арина — врач одной из городских клиник. Ей и ее близким поставили диагноз «COVID-пневмония«, который внес заметные коррективы в жизнь семьи на несколько недель. Сейчас, когда болезнь уже позади, Арина рассказала ПроВладимиру о симптомах и страхах, связанных с коронавирусной инфекцией, а также о реакции друзей на диагноз и о деньгах, которые пришлось потратить на лечение.

«Задумывалась ли я, что эта болезнь может коснуться меня или моих близких? Мой ответ: «Да!«. Поэтому максимально старалась уберечь себя, членов своей семьи и, конечно, родителей.

26 апреля заболела я, 28 апреля заболел мой муж, а 30-го — мои родители. Чуть позже переболели дети, поочередно один за другим — температура 38 пару дней, при этом они оставались активными. Старшая дочка жаловалась на невыносимую головную боль, которая прошла бесследно.

Нашей роковой ошибкой стала встреча с родителями, мы просто соскучились друг по другу за месяц самоизоляции. И, с учетом «здоровья» каждого из нас, 24 апреля провели день вместе на даче. По пути туда мы заехали в гипермаркет, который, возможно, и стал для нас источником инфекции.

Инфекцию запросто подхватить в общественном месте, об этом я знала, поэтому средства индивидуальной защиты всегда были с нами. Работа, магазины, заправки — где угодно, когда угодно. В магазины я ходила крайне редко, это временно стало обязанностью моего супруга. Кстати, на работе никто не заболел после контакта со мной и с ним, а это может означать, что инкубационный период достаточно короткий, всего пару дней.

«Я подумала, что простыла на даче: был сильный ветер, работала с холодной водой. И только пропавшее обоняние без заложенности носа на вторые сутки смогло меня обеспокоить…»

У меня все началось в ночь с воскресенья на понедельник. Сильно разболелась голова, температура поднялась до 38,6. Ее удалось быстро сбить парацетамолом до 37,8, и первые три дня с такой температурой я была довольно бодрой. Мы не часто болеем, я подумала, что простыла на даче: был сильный ветер, работала с холодной водой. И только пропавшее обоняние без заложенности носа на вторые сутки смогло меня обеспокоить. А когда к вечеру 28 апреля у мужа поднялась температура до 39,2, которая не сбивалась в течение двух дней, я уже не сомневалась, что вирус пришел в нашу семью.

В первый сутки я еще чувствовала вкус, но на следующий день и он полностью пропал. То, что не чувствуешь вкуса и запаха, конечно, смущает. Но этот вирус отличается тем, что слабость настолько сильная, что в острый период не испытываешь дискомфорта. К утру четверга встать с постели оказалось невозможно: слабость, невыносимая ломота в суставах и мышцах — как будто побили палками, я чувствовала каждую часть своего тела. В дополнение к этому возникло ощущение, что меня облили кипятком, прикасаться к коже спины и живота было крайне неприятно. Надеть на себя одежду, сесть или удобно лечь, поворачиваться в постели — все было некомфортно.

Тогда же возникло ощущение тяжести в груди, на вдохе начинаешь волноваться — а могу ли я вдохнуть? Боль в груди сковывает, панические атаки дают о себе знать. Приходит понимание, что поверхностное дыхание позволяет оставаться в сознании и разуме, а попытка сделать глубокий вдох только усиливает тревогу.

Специфического лечения нет, и мы осознавали, что обильное питье в первые дни, употребление жаропонижающих препаратов и витаминов — залог скорейшего выздоровления. Кстати, пить и есть не особо хочется, все время хочется спать, но нужно заставлять себя — это крайне важно!

С первого дня я ушла на больничный, вызвав на дом доктора из частной клиники. Учитывая жалобы на первый день заболевания, работу на воздухе и с холодной водой, данных за ОРВИ было больше. А в пятницу доктор приехала снова и уже тогда, сопоставив все данные, дала направление на КТ легких.

«В заключении обследования звучало: „КТ-картина двусторонней вирусной пневмонии, COVID-19 с высокой вероятностью“…»

Компьютерную томографию мне и мужу сделали на пятые сутки, считается, что до этого периода патологического процесса в легких еще не происходит. В заключении обследования звучало: «КТ-картина двусторонней вирусной пневмонии, COVID-19 с высокой вероятностью». Объем поражения легких у меня — 13%, у супруга — 15%. Доктор сразу назначила нам более сильное лечение.

Учитывая незначительное поражение легких и высокие показатели сатурации, мы лечились на дому. У нас есть пульсоксиметр, мы сами мерили уровень кислорода в крови — это немного нас успокаивало. На фоне нового лечения температура у супруга оставалась на цифрах 38,2. Через несколько дней мы повторили ему КТ. Выяснилось, что динамика отрицательная и объем поражения легких составляет уже 38%, сатурация начала падать. Учитывая все эти факты, а также вероятные внезапные риски значительного и даже стремительного ухудшения, вызвали скорую помощь. К слову, уже тогда скорая ехала к нам 13 часов. Мужа госпитализировали в ковидарий при ОКБ.

Моим родителям больше 65 лет, они входят в зону риска. На пятые сутки после первых симптомов они тоже поехали и сделали КТ. У папы легкие были чистые, а у мамы сразу обнаружили поражение более 40%. Кстати, папа переносил первые пять дней с высокой температурой и сильной слабостью, а вот мама при 37,4 чувствовала себя хорошо. Однако к четвертым суткам и она начала температурить, парацетамол не помогал. Каретой скорой помощи она была госпитализирована в ОКБ.

На сегодняшний день немного изменились стандарты проведения КТ, если предполагают COVID-инфекцию. Когда пациент чувствует себя относительно хорошо, температура меньше 38 и высокая сатурация, то КТ правильнее сделать ближе к десятым суткам. Не нужно спешить, потому что иначе она может быть неинформативной — без признаков пневмонии. Или они только будут появляться, что расценивается как легкая степень тяжести и является критерием для лечения на дому. Примером этого как раз является мой супруг.

«Ребята, а у нас COVID-пневмония»: личная история борьбы с болезнью

Ковидарий на базе областной клинической больницы открыли 5 мая 2020 года. На 10 мая больница была полностью заполнена. И тому подтверждение — фото моего мужа, сделанное из окна своей палаты над приемным покоем.

Если говорить о больнице, то сложилось впечатление, что поначалу врачи были растеряны. Новые условия работы, большое количество пациентов — назначения выполнялись хаотично. Надо отдать должное, что медики быстро взяли себя в руки. Однако с питанием в ОКБ, конечно, не особо хорошо. Кормили скудно, завтрак в десять утра, обед в час, ужин в семнадцать. Потребность в полноценном питании для пациентов с таким заболеванием, как пневмония, это важный шаг к выздоровлению. Передать продукты в больницу нельзя, и это вроде как обнадеживает, что по данному моменту вопросов быть не должно, но…

Во время госпитализации у супруга дважды брали тест на коронавирус, так как два отрицательных результата — это критерий для выписки. Обычно положительный тест бывает при бессимптомном носительстве, на фоне первых дней высокой температуры и сохраняется до десяти суток. Далее он, как правило, уже отрицательный. Так что у нас диагноз — COVID-пневмония с не подтвержденным лабораторно результатом.

Кстати, из Роспотребнадзора к нам так никто и не пришел взять тест — ни ко мне, ни к моему папе, как к возможно контактным родственникам. Это к вопросу статистики. Ну и ремарка: в период болезни положительный тест не даст волшебной таблетки, чтобы раз — и стало хорошо. А соблюдение самоизоляции зависит от сознательности каждого индивидуума. Когда мы поняли, что это COVID-19, то сразу самоизолировались. Единственное, куда мы ездили, это на КТ — на своей машине, с направлением от доктора, предупредив сотрудников клиники о своем визите.

Есть еще такая особенность: в семьях болезнь протекает гораздо сильнее, наверное, это связано с концентрацией вируса. Этим также можно объяснить более тяжелое течение заболевания у медицинских работников.

«Кстати, из Роспотребнадзора к нам так никто и не пришел взять тест — ни ко мне, ни к моему папе, как к возможно контактным родственникам. Это к вопросу статистики…»

Диагностика и лечение COVID-инфекции — удовольствие недешевое. Взять КТ, это обследование стоит примерно три с половиной тысячи на человека, а если на семью… Тут экономить не будешь: если есть показания, то это, по сути, единственный метод диагностики пневмонии. В целом на меня одну ушло порядка 10 тысяч рублей — вместе с КТ и лекарствами. Контроль КТ легких выполняется в сроки от месяца до трех, и это дополнительные траты в дальнейшем. На сегодняшний день у нас была возможность пройти обследование, купить лекарства. Для людей, которые не имеют такой возможности, хорошая альтернатива — обратиться в поликлиники для выполнения КТ легких по квоте, уехать в стационар, где лечить заболевание будут теми же медикаментами.

У нас есть пульсоксиметр, с ним спокойнее. Даже если мне было плохо и тяжело, я измеряла сатурацию и понимала, что все пока еще не так страшно. Вообще, обычная модель этого прибора стоит до тысячи рублей, но сейчас их продают в разы дороже. Да и не найти их особо в продаже. А вот нужен ли он в обычной жизни в каждом доме — вопрос. Скорее, будет лежать, как тонометр, которым мы, например, пока очень редко пользуемся.

Среди наших знакомых мы переболели первые. Наши друзья относились к угрозе распространения коронавируса по-разному. Одни, как и мы, восприняли все очень серьезно, понимали, что это не фейк, что надо беречь себя и родителей. Другие говорили, что устали от самоизоляции. А были те, кто заявлял: «Да ну, это все ерунда, мы и гулять ходим, и общаемся». И когда мы им сказали: «Ребят, а у нас COVID-пневмония, и ситуация такая, что мужа и маму на скорой увезли», то в ответ было долгое молчание… Потом, конечно, начинали соглашаться, что все это не шутки. А тех, кто вообще не верил, мы троллили: «Да? Тогда приходите в гости, стол накроем, посидим!».

Но это все лирические отступления. Наши друзья показали себя самыми заботливыми людьми: ежедневные проверки связи, а еще продукты, средства личной гигиены и игрушки для детей под дверью. Вот она, настоящая дружба!

«Оптимизма прибавляет понимание того, что мы все это пережили. Нелегко, но пережили. Мои родные дома, и пока COVID-19 нам не страшен!»

Самое неприятное в этой болезни — ощущение разбитости. Я раньше так никогда не болела. Ты просто-напросто не можешь встать с кровати, лежишь, не хочется ничего, апатия, астения. И думаешь — быстрее бы дни прошли, чтобы скорее все закончилось. Иногда при засыпании становилось страшно, просто до слез — а вдруг не проснешься. Хотя понимаешь, что все неплохо, все в штатном режиме. Возникновение панических атак при данном заболевании патогенетически еще не доказано, но отсутствие обоняния и особая чувствительность кожи не исключают проникновения вируса в центральную нервную систему. Ну и СМИ отчасти усугубляют ситуацию.

Однако надо понимать, что так, как у нас, заболевание протекает относительно редко. Большая часть людей перенесет COVID-19 как типичное ОРВИ. Моя история — для того, чтобы не бояться, чтобы быть осведомленным, что такое течение может быть. И если человек относительно здоров, то при соблюдении режима отдыха, питьевого режима и назначений доктора все пройдет как страшный сон. Самолечение здесь неуместно.

Больничный лист мне закрыли почти через месяц после первых симптомов. Кстати, обоняние появилось тогда же. Хотя окончательно здоровой я себя все еще не чувствую — есть слабость, есть желание вздремнуть в течение дня. Классическое течение пневмонии, вне зависимости от того, какая она, всегда дает выраженную астению на стадии выздоровления. Силы появляются не сразу, но семья, дети, работа довольно быстро возвращают в существующую реальность.

Оптимизма прибавляет понимание того, что мы все это пережили. Нелегко, но пережили. Мои родные дома, и пока COVID-19 нам не страшен!

Введение самоизоляции требовалось больницам, чтобы провести строительные работы, закупить необходимое оборудование и лекарства. А врачам — чтобы переквалифицироваться в COVID-специалистов и достойно спасать человеческие жизни. Хочется сказать огромное спасибо бесстрашным докторам всех специальностей: терапевтам, офтальмологам, ЛОРам, хирургам, нефрологам, неврологам и так далее, медицинским сестрам, санитарочкам, которые, несмотря ни на что, стоят на передовой, рискуя своим здоровьем и здоровьем своих близких… Берегите себя, будьте здоровы!»

Компания Double Check® – Ваш консультант по всем вопросам в сфере здравоохранения: от незначительных до самых серьезных, долгосрочных или чрезвычайных ситуаций. Команда лучших мировых экспертов окажет Вам всю необходимую поддержку. Double Check® — зарегистрированная торговая марка компании The Kusnacht Practice AG.

The Kusnacht Practice – международный лидер в лечении психических расстройств, предоставляющий уникальную комбинацию медицинских услуг высочайшего уровня и сервиса класса люкс

Швейцарское биомолекулярное восстановление (Bio-R®) – это инновационный и высоко персонализированный медицинский подход для улучшения физического и эмоционального самочувствия.

    Справка

Мы рады сообщить Вам, что The Kusnacht Practice осуществляет свою деятельность в полном объеме, а швейцарские власти предоставляют нашим международным клиентам разрешение на прохождение границы. Все протоколы безопасности Covid-19 остаются в строгом соответствии с рекомендациями Управления здравоохранения Швейцарии.
По вопросам лечения обращайтесь: +41 43 499 6050 / [email protected]

«Мама, накажи его!» Отрывок из книги «Конфликты на детской площадке»

«Мама, накажи его!» Отрывок из книги «Конфликты на детской площадке» - слайд

Практикующий семейный психолог Юлия Варлакова написала книгу «Конфликты на детской площадке: как помочь ребенку?». Это своеобразный путеводитель для родителей, бабушек, дедушек и всех остальных, кто имеет счастье проводить время с дошкольниками.

Как собраться и выйти из дома; что делать, если дети ссорятся; нужно ли учить давать сдачи, — с помощью простых жизненных примеров автор отвечает на эти и другие вопросы, помогает понять поведение ребенка, выстроить здоровую дисциплину и облегчить жизнь всех участников. CJ публикует фрагмент с разрешения издательства «Питер», в котором выходит книга.

«Они меня обижают». Что делать, если ребенок жалуется на конфликт

Однажды Миша с другим мальчиком играли в парке. Они познакомились полчаса назад, и у них завязалась интересная игра. Они бегали, прятались, перебегали с места на место, строили укрытие… Папа Миши сидел недалеко, радуясь солнечному весеннему дню. И вдруг он увидел, что к нему идет расстроенный и обиженный сын. Миша сел рядом и стал жаловаться:

— Не буду больше играть с этим мальчиком, пусть играет сам в свою игру!

Папа заметил, что Миша расстроен, и сказал, что, похоже, в их совместной игре что-то пошло не так.

— Да все не так! Папа, скажи ему, пусть извинится! Скажи ему, что он плохой! — сердито крикнул Миша.

Папа спросил Мишу о том, что произошло. Он слушал его спокойно, не обесценивая Мишины чувства, и приглашал его поделиться всем, что произошло, своими чувствами и мыслями по поводу случившегося.

Очень часто на прогулках дети обижаются, злятся, гневаются на других ребят и обращаются к родителям. Они хотят помощи, поддержки, а иногда даже просят взрослых пойти разобраться с обидчиком. Конечно, если ситуация угрожает здоровью или выходит из-под контроля, нужно вмешаться как можно скорее и первым делом остановить ее развитие.

Но бывают еще и такие случаи, когда ребенок, переполненный обидой, бежит к взрослому и хочет, чтобы тот вмешался. При этом нет прямой угрозы ребенку, на него никто не нападает физически и словесно, не дразнит, не забирает игрушки, не выгоняет из игры или с горки, и вы еще сами не знаете, что произошло. Давайте попробуем понять, что происходит с ребенком.

Он вам жалуется, он принес вам свою боль, обиду и злость. В чем он нуждается в таком случае в первую очередь? Нет, не в том, чтобы вы шли наказывать обидчиков. Ему важно, чтобы сначала вы обратили внимание на него самого. На его чувства, его боль, его растерянность, его злость. Побудьте хоть минуту с ним, таким настоящим и искренним во всех его проявлениях, прежде чем что-то предпринимать. Не нужно ничего решать прямо сейчас. Ему важно быть услышанным, понятым, замеченным, почувствовать нормальность своих переживаний, в том числе и злости.

6 способов научить ребенка справляться с гневом

Практические советы

Как можно себя вести, когда ребенок жалуется, злится, гневается на других детей?

Даже когда он кричит: «Мама, побей его, он меня ударил, накажи его! Я его убью!» — попробуйте спросить о том, что произошло, а потом уйти от содержания (то есть говорить не просто о подробностях произошедшего, а больше о самом ребенке и его переживаниях) и сказать, что он так злится оттого, что в их игре что-то пошло не так, как он ожидал.

Лучше всего не просто спокойно называть его эмоции и чувства, но и настраиваться на его состояние в ваших интонациях и тоне голоса. Например, когда он злится, то и вы можете говорить более энергично. А когда ребенку грустно, то ваш голос может смягчаться. Такая сонастроенность ваших голосов по тону, силе и интонации поможет ребенку сильнее ощутить, что вы понимаете его чувства.

Послушайте его. Обнимите. Посидите рядом. Дайте ему почувствовать, что вот прямо здесь и сейчас вы с ним и с тем, что происходит у него внутри. Потом помогите ему найти слова, чтобы собрать растрепанные чувства в связную историю про случившееся, чтобы он смог хоть немного прикоснуться к своим эмоциям, почувствовать и понять их.

Это, кстати, один из самых частых запросов в психотерапии: внутри человека поднимается шквал эмоций и чувств, а он не может их распознать и идентифицировать. Получается сплетенный клубок всего вместе — такое происходит, если в детстве этому человеку взрослые не помогали почувствовать и осознать, что произошло, собрать внутри себя простую и связную историю о случившемся и о своих чувствах.

Часть ситуаций решается уже в тот момент, когда ребенок почувствовал себя услышанным и увиденным.

Накал его эмоций начинает снижаться, и дальше с этим уже можно что-то делать. Возможно, он сам выдохнет и побежит играть дальше. Может быть, вы скажете ему, что поговорите с мамой обидчика и обсудите все вчетвером, с ней и детьми. Или же вы пойдете к детям и будете с ними рядом или предложите своему ребенку поиграть самому. Однако все это должно быть нашим вторым действием. Но часто становится первым, и, хоть мы и действуем из благих намерений, пострадавший ребенок тем не менее рискует остаться наедине со своими чувствами, неувиденным и неуслышанным.

«А ты ударь его в ответ!» Нужно ли учить ребенка давать сдачи?

Чем старше ребенок, чем больше он умеет и чем активнее рассуждает — тем больше взрослые могут думать, что он уже способен предвидеть и понимать последствия своих поступков. Особенно если взрослые ему все не раз объяснили. Но теперь мы знаем, что для этого важен процесс интеграции, который начинает развиваться в промежутке с пяти до семи лет, а также стремление ребенка быть хорошим для своего близкого взрослого. Это стремление связано с шестью уровнями привязанности.

Также важна способность испытывать уязвимые чувства: неравнодушие, стремление позаботиться, беспокойство о последствиях. А для этого нужны надежные отношения, возможность переживать разные чувства и плакать слезами тщетности, которые смягчают эмоциональные и психологические защиты.

Поэтому один лишь возраст не означает, что ребенок достиг психологической зрелости и обрел способность нести ответственность за свои поступки, и уж тем более не нужно ждать этого от дошкольника.

Это не значит, что взрослым не нужно разговаривать с ребенком о неподходящих поступках или игнорировать дисциплину, запреты и ограничения, но лучше использовать те методы, которые будут помогать здоровому развитию, и в этой книге мы говорим именно о них.

Когда незрелый дошкольник, переполненный яростью, злостью, гневом, слышит: «Справляйся сам. Ударь его в ответ», он совершенно не способен рассчитать последствия своих действий. И с большой вероятностью ураган его эмоций в этом случае станет еще сильнее из-за того, что взрослый отказывает ему в защите и помощи.

Чтобы ребенок научился адекватно защищать себя, он должен достигнуть определенной зрелости. Потому что защищать себя — это не просто ударить в ответ. Это значит быть способным учитывать контекст, обстоятельства, силу необходимой защиты, ее подходящую форму и способы, вместо того чтобы сразу нападать под властью своих эмоций, не думая о последствиях и сметая все на своем пути.

У ребенка должна активно развиваться способность к интеграции и смешанным чувствам, которая поможет ему увидеть все стороны ситуации и учесть все точки зрения, а не только свою. Он должен быть способен испытывать здоровую тревогу за последствия, небезразличие и неравнодушие к другим. Его психологические и эмоциональные защиты должны быть гибкими, подвижными, а это возможно в достаточно надежных и глубоких отношениях с близким взрослым.

Также ему нужно накопить большое количество разнообразных способов разрешения конфликтов помимо кулаков — слова, жесты, обращение за помощью. Им он учится тогда, когда его защищают близкие взрослые, пока он не научится этому сам.

Поэтому родителям важно участвовать в разрешении детских конфликтов, создавая таким образом у ребенка ощущение безопасности этого мира и помогая ему научиться разрешать сложности разными способами, учитывая других и обстоятельства, но не теряя при этом самого себя.

Безумная история любви

Браку Нары и Икарди — 7 лет, они поженились в мае 2014 года. Но отношения аргентинской модели и на тот момент футболиста «Сампдории» начались чуть раньше. Роман Ванды и Мауро начался еще в то время, когда девушка была в браке с другим футболистом, тоже аргентинцем и другом Икарди — Макси Лопесом.

Нара попросила Икарди привезти из США iPad. Так все началось..

Икарди сидел в аэропорту и ждал самолет в США. Перед отправлением ему пришло сообщение от Нары. Аргентинец удивился, потому что обычно не общался с женой друга напрямую.

Девушка просила купить новый iPad, которого еще не было в Италии, но который уже появился в продаже в США. Икарди задумался: или это простая бытовая просьба, или повод пообщаться.

После возвращения из США Мауро и Ванда встретились в Милане, а потом девушка позвала его в совместный с мужем и друзьями круиз. Икарди не отказался.

После трехдневного путешествия Икарди влетел на штраф: Нара засветила в соцсетях фото, как Мауро ныряет с яхты в воду. Руководство клуба посчитало это опасным для здоровья и оштрафовало игрока на 10 тысяч евро.

Но Икарди запомнил не это. На второй день Мауро расслаблялся на шезлонге и слушал регги. Неожиданно появилась Ванда и без стеснения села рядом с ним.

Они обсуждали музыку. «Поставь другую. Нет, эта мне не нравится», – в плей-листе Икарди было много песен, но Ванду не зацепила ни одна из них.

Ранним утром в день возвращения домой аргентинец вышел на палубу, чтобы никого не разбудить, и встретил Нару, которая успокаивала плачущего сына. «Мы несколько раз пересеклись взглядами», – вспоминает Икарди. Это оказалось главным моментом.

После той поездки Нара разрывала телефон Икарди сообщениями: отправляла фото детей, которые привыкли к Мауро; обсуждала, что съесть на обед или ужин: «Сначала он был моим другом. Я знала это, но потом Мауро влюбился в меня – полюбил мое мировоззрение и меня как человека».

Икарди вернул Нару с детьми в Италию и принял трех ее сыновей

В ноябре 2013 года открытому роману Нары и Икарди уже ничего не мешало – девушка официально развелась. Мауро сразу же признался в чувствах к возлюбленной в твиттере: «Я люблю тебя. Никогда не получится выразить все то, что я к тебе чувствую. Понял, что всего два слова («te amo» – с испанского «я тебя люблю») несут в себе безграничное чувство».

@wanditanara Te Amo, nunca me sera sencillo decir lo Q siento, PorQ descubri que esas 2 palabras llevan consigo 1 Sentimiento sin Limites!

— MauroIcardi (@MauroIcardi) 14 ноября 2013 г.

За красивыми словами посыпались дорогущие подарки (например, белый Rolls Royce), затем – мужские поступки.

После развода Нара улетела в Аргентину и устроила детей в школу. Икарди купил Ванде и трем ее сыновьям билеты в Италию. Девушка хотела вернуть деньги за перелет, но тот не взял.

В доме в Милане ее детей ждал сюрприз: Икарди завалил комнату игрушками. Тогда Ванда окончательно растаяла: «Это не то, что сделает любой парень. Он влюбился».

Нару обвиняли в измене, Икарди сделал тату с портретом жены и именами ее сыновей

В мае 2014 года пара поженилась. Свадьба состоялась в Буэнос-Айресе и получилась максимально простой: из приглашенных на торжество – всего 12 родственников, жених пришел на праздник в джинсах. Через несколько дней пара отправилась в полуразрушенный дворец Сан-Суси на Гаити.

«Мауро отличается от всех. Он любит моих детей и наш дом. Эти чувства самые чистые и настоящие. Он искренний, понимающий и сильный человек» , – признавалась Нара.

В этих отношениях Икарди вообще ничего не смущает:

  • ни возраст Ванды (она старше мужа на семь лет);
  • ни три ее сына от первого брака (к ним добавились две совместные дочери);
  • ни разговоры о съемках Нары в порнофильмах.

Ванда подала в суд на несколько итальянских изданий, распространивших фейковую новость, и жестко прошлась по обидчикам: «Вы заплатите за ложные обвинения в адрес меня и моей семьи. Я живу нормальной жизнью, работаю и забочусь о детях. Думайте о себе и не пишите глупых историй».

Икарди никого не слушает: он набил на руке портрет жены и сделалтатуировку в честь ее сыновей: «Я люблю этих трех ангелков». Ванда умиляется: «Он обещал, что будет заботиться о моих детях, и я быстро это поняла. Мауро относится к ним как к своим».

В ответ Нара сделала на запястье маленькую тату с сердцем и надписью «Мауро». До знакомства с Вандой у Икарди не было ни одной татуировки.

«Чем я его покорила? Пастой, − делится Нара. − Как-то Мауро одолжил мне машину и оставил ключи от дома у консьержа. Потом он предложил пообедать с ним, но его холодильник был почти пуст, как и у любого одинокого парня. Я приготовила пасту. Дальше все получилось спонтанно. Он мог делать, что угодно, но показал себя зрелым человеком».

Нара – агент Икарди, за переход мужа в «Наполи» ей предлагали роль в кино

В 2015 году Икарди уволил агента Аблана Морено (работал с ним десять лет) и поставил на его место жену. Ради его карьеры Нара впряглась во все темы: выучила экономику, право, разобралась в налоговых законодательствах и бизнес-проектах. Жена-агент знает испанский, итальянский и английский языки и ради новых боссов «Интера» освоила китайский.

Осенью 2016-го Икарди продлил контракт с «Интером» до 2021 года, по которому с заработной платой 5,5 млн евро в год он стал третьим игроком в Серии А. Шумиха началась перед новым переподписанием. В декабре 2018-го Ванда пришла в эфир итальянской программы «Тики-Така», где прямо заявила: «Мы очень далеки от нового контракта. Возможно, нам стоит поговорить с руководителями «Интера», но мы этого пока не сделали. Икарди – это не тот игрок, которого стоит обсуждать, нужно обновить контракт и финансовые условия – только и всего. Меня смешит, когда я слышу, что у Икарди нет предложений. Их очень много, но его приоритет – остаться в «нерадзурри».

После этих слов La Gazzetta dello Sport написала, что Ванда окончательно достала директора «Интера» Джузеппе Маротту – он больше не будет с ней общаться и попросит Икарди поменять представителя. Мауро ответил очень резко: «Ванда будет моим агентом до окончания карьеры. Я рад и горжусь теми результатами, которых мы достигли в совместной работе, но ко мне никто не обращался по поводу смены агента. Мне жалко, что Gazzetta dello Sport печатает такую чушь».

Президент «Наполи» Аурелио Де Лаурентис предлагал Наре роль в кино, чтобы Икарди перешел к ним. Ванда отказалась: «Люди не понимают, что цвета «Интера» находятся у Мауро под кожей. Он не плакал, когда у него родились две дочери, но ревел из-за команды».

Ванда же продолжала нервировать клуб, заявляя, что Икарди, скорее всего, не продлит контракт. А затем в интервью As намекнула на интерес «Реала» и «Барсы»: «Есть несколько очень важных клубов, заинтересованных в Мауро. Это два главных клуба Испании, по одному из Франции и Англии. Мы еще не получили удовлетворительного предложения от «Интера», поэтому все может быть. У нас прекрасные отношения с испанскими грандами».

И уже летом 2019-го клуб подписал Лукаку и объявил, что Икарди не поедет в предсезонный тур. А в сентябре форвард перешел в «ПСЖ» – сначала на правах аренды, затем полноценно. Ванда договорилась о трансфере в 50 млн + 8 бонусами с существенным повышением зарплаты.

голоса
Рейтинг статьи
Читать еще:  Дипрессия после развода. Развод был 15 лет назад
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector