Gsp1.ru

Медицинский журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как люди с ВИЧ учатся принимать диагноз, получают терапию и борются со стереотипами

Как люди с ВИЧ учатся принимать диагноз, получают терапию и борются со стереотипами

1 декабря — Всемирный день борьбы со СПИДом. Несмотря на то что сейчас чаще говорят об этих болезнях в СМИ, фильмах, книгах, но все равно на ВИЧ-инфицированном человеке остается печать стигмы — въедливого стереотипа, который заставляет окружающих бояться зараженного. Из-за этого ВИЧ-положительный человек чаще всего вынужден скрывать свой диагноз, иногда даже от родных. Узнав о своем статусе, он не знает, к кому обратиться за помощью, а зачастую даже отрицает свой диагноз и отказывается принимать терапию. В таких ситуациях на помощь приходят фонды. В Екатеринбурге есть фонд «Новая жизнь», который в этом году открыл новые программы, с помощью которых доказывает, что с диагнозом можно жить долго и полноценно. Znak.com пообщался с двумя кураторами и двумя участниками проектов «Новой жизни».

ВИЧ-положительные герои материала, кроме куратора Александра Чебина, согласились побеседовать с нами на условиях анонимности. По их просьбе мы изменили имена и не публикуем их лица.

Александр Чебин, сотрудник фонда «Новая жизнь», куратор проекта «Второе дыхание»

Я живу с ВИЧ уже 20 лет. Когда я узнал о заболевании, ВИЧ уже перешел в стадию СПИДа, состояние моего здоровья было очень плохим. Но врачи и терапия улучшили показатели. Я принимаю терапию, и моя жизнь ничем не отличается от обычной. Я безопасен, никого не заражаю.

Нам, сообществу ВИЧ-положительных, приходится постоянно поднимать тему дискриминации. Нам не дают усыновлять детей, возникают проблемы с ипотекой. Если я говорю, что у меня ВИЧ, то мне, скорее всего, не дадут кредит. А сколько историй про детские сады, школы, когда узнавали, что у нянечки или учительницы ВИЧ, и их увольняли со скандалом: «Ужас, ужас, уберите ее от наших детей».

Сейчас в «Новой жизни» я курирую проект «Второе дыхание»: мы ищем ВИЧ-инфицированных, которые какое-то время назад забросили терапию, и возвращаем их обратно к лечению.

В Свердловской области сейчас живет более 8 тыс. ВИЧ-положительных людей, которые не принимают антиретровирусную терапию. Правильно таких называть «категорией людей с дефицитом диспансерной группы наблюдения», но мы между собой их называем «потеряшками».

Причины ухода от лечения у них разные: кто-то уезжает, кто-то перестает верить в лечение, есть другие причины. Мы начали реализацию проекта с 1 августа. У нас цель — в течение трех лет найти порядка 8 тыс. «потеряшек» и довести до лечения.

Проект реализуется при поддержке СПИД-центра, в котором уже есть все данные — кто и когда был в последний раз был на терапии. «Потеряшкой» считается тот, кто больше года не был в СПИД-центре. Есть и те, кто не принимает лекарства и не отмечается больше года, двух и трех лет, и чем больше срок, тем больше вероятность, что человек уже умер.

Александр ЧебинАлександр Чебин Яромир Романов / Znak.com

В фонде есть четыре бригады, которые занимаются «потеряшками», а в них входит три человека — медработник, водитель и соцработник-консультант. Каждый день бригада (одна или сразу несколько) выезжает на адреса в разные районы Екатеринбурга в попытках найти людей, забросивших лечения. В среднем, порядка 69% этих выездов успешны — люди живы, 30% уже умерли. За три месяца работы было сделано 707 выходов на адреса по Екатеринбургу. Далее они планируют ездить и в другие города Свердловской области.

Но пока и в столице Урала хватает странных и сложных историй. Недавно я ездил вместе с бригадой на адрес. Нашли одну женщину, приезжаем, спрашиваем ее: почему не ходите на лечение? Она говорит: муж не разрешает. Такая форма домашнего насилия. Муж — ВИЧ-диссидент, не верит в болезнь или в лечение и жене не дает лечиться. Она родила, профилактика была, ребенок здоров. Потом муж сказал: все, родила здорового, нефиг больше ходить в этот СПИД-центр. Его посадили в тюрьму, и только тогда жена начала задумываться о своем здоровье. А наши ребята как раз кстати подъехали. Появился шанс ее спасти.

Марина, участница проекта «Второе дыхание»

Я узнала о диагнозе в 2018 году, когда я попала в больницу с болями в желудке. У меня взяли анализ и выявили ВИЧ. Меня затем отправили в больницу на улице Ясной, я там прошла обследование, диагноз подтвердился. Мне назначили терапию.

Дело в том, что у меня дополнительно есть онкология и новые лекарства, видимо, ухудшили мое состояние: мне было очень плохо, я начала постоянно болеть. Я говорила об этом врачу, но меня как будто вообще никто не слышал, только говорили дальше принимать препараты. В итоге я забросила терапию.

Но три месяца назад получилось, что мне позвонил Станислав из фонда (сотрудник фонда «Новая жизнь», занимающийся «потеряшками». — Прим. Znak.com). Мы с ним побеседовали, он мне сказал: «Марина, есть выход из ситуации». Пообещал мне помочь. Мы встретились, меня направили к другому врачу, я снова сдала все анализы, мне выписали уже другие препараты.

Яромир Романов / Znak.com

Теперь я их спокойно пью, мне от них не плохо. Я полностью восстановилась в лечении, я все принимаю, все прекрасно.

О моем ВИЧ-статусе знают только самые близкие. Вообще нежелательно, чтобы об этом знали лишние люди. На данный момент я не работаю из-за инвалидности. Но если бы я работала, то точно никому бы там не рассказала о диагнозе: все бы начали это обсуждать и распускать сплетни. Кому это надо? Не думаю, что кому-нибудь еще буду рассказывать о ВИЧ.

Екатерина, участница проекта «Просто жить»

О диагнозе я узнала 16 мая 2019 года. Я пошла на обыкновенную операцию: у меня варикоз, мне собирались удалять вену. Я сдала анализы в обычной поликлинике, и мне сказали, что у меня ВИЧ.

Был, конечно, шок. Мягко сказано. У меня как будто произошел в голове взрыв атомной бомбы. Паника. Я долго ходила по улице, приходила в себя. У меня почему-то сразу появилась мысль отказаться от близких, перестать с ними общаться, контактировать. Оградить их от этого. Я почувствовала себя заразной, опасной для них. И это несмотря на то что у меня медицинское образование и были какие-то общие знания о заболевании.

Я не поверила в свой диагноз, когда мне в первый раз в поликлинике сказали о нем. Мне выписали направление в СПИД-центр, я пошла туда и снова сделала тест: диагноз подтвердился. Перед этим я ждала результата 10 дней, состояние было кошмарное. Я ни с кем не общалась, пока ждала.

Меня отправили к психологу. Было очень много вопросов, как рассказать о диагнозе моему половому партнеру, маме, сыну. Для меня это большая проблема, я этого сделать не могла. Психолог мне сказал одну правильную вещь: когда мы вступаем в половую связь незащищенными, то мы всегда идем на риск.

Психолог потом отправил меня в «Новую жизнь». Я пришла сюда в очень удрученном состоянии, на первой встрече с группой плакала, не могла произнести слова: «Я Екатерина, и я ВИЧ-положительная». Но при этом у меня была огромная потребность поделиться с кем-нибудь, потому что человек не может жить один в социуме.

Попав на группу, я увидела, что есть очень много ребят с таким заболеванием, кроме меня. Эта суббота, когда собирается группа, стала для меня спасением, мостиком в социум, потому что я резко оградила себя ото всех: я перестала ходить на работу, у меня была сильная депрессия. Ребята меня поддержали, объяснили, как живут люди с таким заболеванием.

Читать еще:  Возобновление болей в мышцах после антибиотика

О моем диагнозе знают две близкие подруги, мы вместе работаем. Они меня приняли очень хорошо: во-первых, у них обоих медицинское образование, во-вторых, мы очень долго дружим. Приняли меня и их семьи.

Яромир Романов / Znak.com

Я не рассказала своей маме: она у меня старенькая, я хотела ее пожалеть, чтобы она не волновалась. Хотя я знаю, что она, безусловно, приняла бы меня. Сыну я не рассказала. Я думаю, что он не очень взрослый, ему 25 лет. Тем более мы живем отдельно, да и отношения у нас такие, наверное. Так бы он, думаю, тоже меня поддержал бы. Больше никто не знает о моем ВИЧ. Этот психологический момент у меня внутри.

Я рассуждаю так: хорошо, я расскажу какому-то человеку о болезни, но где гарантия, что он не начнет рассказывать еще кому-то. А за тех людей ответственности никто не несет, может, они малограмотные в этой сфере…

У нас ведь основное население, обыватели, что знают про ВИЧ? Что им болеют наркоманы, проститутки, гомосексуалисты, определенные слои населения. О реальных масштабах ВИЧ-инфекции обыватель не знает ничего. Сейчас половым путем заражаются больше, чем из-за наркомании.

У меня еще прошло не так много времени, чтобы принять диагноз и открыто рассказывать о нем. Психологическая борьба внутри продолжается, но я обязательно приду к этому. Я считаю, что каждый должен принять себя и стать человеком «с открытым лицом». Но для этого нужно время.

Я лично не сталкивалась с дискриминацией, но в нашей группе есть человек пять, кто сталкивался. И в больницах, и в роддомах, и, к сожалению, на работе. Одну девочку уволили из школы, директор придал ее диагноз огласке, на что он не имел никакого права. Дискриминация присутствует, и это очень печально. Мне кажется, надо распространять больше информации о ВИЧ-инфекции, тогда каждый человек будет задумываться об этом.

Кто входит в группу риска и почему надо регулярно сдавать анализ на ВИЧ

По данным Свердловского центра профилактики и борьбы со СПИДом, в ноябре 2020 года в Свердловской области зарегистрировано 67149 человек с диагнозом ВИЧ-инфекция. Из них 41966 принимают антиретровирусные препараты, что составляет 73% от состоящих на учете ВИЧ-позитивных жителей области.

Статистика показывает, что с 2015 года число новых выявленных случаев ВИЧ заметно уменьшается, притом что улучшается уровень обследования. За прошедших 10 месяцев 2020 года выявлено 3138 ВИЧ-инфицированных, что на 22,2% ниже уровня прошлого года.

Специалисты СПИД-центра отмечают, что первичная заболеваемость ВИЧ-инфекцией снизилась среди молодежи (в 2,8 раза по сравнению с 2015 годом), но при этом в 1,5 раза выросла среди людей средней возрастной группы.

Сотрудница фонда «Новая жизнь», психолог и куратор проектов Светлана Шайхуллина объясняет старение ВИЧ тем, что возрастные люди практически не относят себя к группе риска в силу устаревших стереотипов, что болеют только неблагополучные слои населения. Но это не так. Человек может вести относительно здоровый образ жизни, не пить, не курить, не принимать наркотики, правильно питаться, не заниматься незащищенным сексом. Но ВИЧ может сидеть в нем по 10, 15 или 20 лет с того момента, когда он был недостаточно осторожен и был инфицирован.

Яромир Романов / Znak.com

Возрастной кризис и проблемы со здоровьем, которые усугубляются после 45 лет.

  • Стигматизация, сформированная в годы молодости (времена СССР, 90-е).
  • У таких участников обычно уже нет родителей и есть дети, то есть нет дополнительной поддержки и есть дополнительная ответственность.

Все эти особенности так или иначе связаны с устоявшимися стереотипами о ВИЧ и СПИДе, которые мешают жить и инфицированным, и их окружению, и даже незнакомым людям. Получается порочный круг: люди боятся говорить о своем статусе, поэтому стигма укрепляется; стигма укрепляется, потому что люди не говорят о ВИЧ.

По словам куратора «Просто жить», сейчас человек с ВИЧ-инфекцией часто сталкивается с осуждением даже от медицинских работников, ведь именно в больницах он чаще всего вынужден рассказывать о своем ВИЧ-статусе.

«Когда я разносила плакаты с рекламой психологической лаборатории, чего только не наслушалась от врачей. В одной из больниц на вопрос, можно ли повесить плакат в коридоре, один из врачей-эпидемиологов ответил: „Мы не лечим вичовых“. Причем там делали анализы на выявление инфекции в том числе, и люди периодически узнают о своем ВИЧ-статусе именно здесь», — рассказала Светлана Шайхуллина.

Как получить помощь от фонда «Новая жизнь»

Телефон доверия 8 (922) 180-03-18 (с 18:00 до 0:00)

Горячая линия 8 (343) 269-20-09 (с 10:00 до 18:00)

Адрес: г. Екатеринбург, улица Волгоградская, 178

Телефон доверия Свердловского областного центра СПИД: 8 (343) 310-00-31 (с 9:00 до 20:00)

Дети не виноваты

Для того чтобы решить проблему и не допустить новых смертей, психологи центра СПИДа Челябинской области работают с подобными семьями, стараются переубедить родителей. «Если наши доводы бессильны, то в целях защиты прав на жизнь и здоровье несовершеннолетних мы обращаемся в прокуратуру и органы МВД для принятия соответствующих мер в рамках действующего законодательства», — прокомментировали ТАСС в учреждении.

Мифология СПИДа и ВИЧ: 10 самых распространенных заблуждений

Там добавили, что, учитывая специфику терапии, для эффективного применения норм закона в отношении ВИЧ-инфицированных детей, которые не получают лечения из-за отказа родителей, необходимо сформировать механизм принудительного исполнения решений суда об обязанности лечения. Такой механизм возможно реализовать на базе Центров СПИДа или районных поликлиник.

Главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Минздрава РФ Евгений Воронин считает, что возможность изымать детей, больных ВИЧ-инфекцией, из семей, где родители отказываются их лечить, необходимо закрепить на законодательном уровне

Он отметил, что в настоящее время Россия является единственной страной, где права родителей превалируют над правами ребенка. По его словам, во многих, в том числе западных странах, когда родители отказываются лечить ребенка, с ними пытаются разговаривать, но когда видят, что ребенку плохо, его изымают из семьи.

В пресс-службе департамента здравоохранения Тюменской области отметили, что на конференции «Женщина и ВИЧ», которая проходила этим летом в Санкт-Петербурге, представитель областного департамента выступил с докладом «Проблема ВИЧ-инфекции — взгляд организатора здравоохранения», в ходе которого был выдвинут ряд предложений по изменению федерального законодательства.

«В частности, тогда нами предлагалось законодательно установить порядок недобровольного обследования на ВИЧ детей, родители которых уклоняются от обследования детей на ВИЧ-инфекцию, установить порядок недобровольного лечения от ВИЧ-инфекции детей, родители которых уклоняются от обязанности охраны здоровья своих детей, а также ограничить право родителей на использование социального пособия, начисляемого в связи с ВИЧ-инфекцией ребенка, установив порядок строгого целевого использования пособия, так как нецелевой характер предоставляемого пособия провоцирует беременных женщин на уклонение от профилактики ВИЧ-инфекции и рождение ВИЧ-инфицированных детей с целью получения пособия», — сказала собеседница агентства.

Как Светлана узнала о своем диагнозе

Однажды Света встретила на улице своего знакомого, с которым у нее когда-то был секс. Сказанное им просто огорошило ее — тот посоветовал ей провериться у врача.

— Я была готова к тому, что, возможно, поймаю ВИЧ через инъекционные наркотики, но когда узнала, что это произошло через постель, то для меня это стало неприятным шоком.

Я говорю: «Подожди, в смысле?», а он: «Ну а что же, мне одному ходить с этой заразой?». Я тогда встала так на улице, озябла, замерзла, а он пошел мимо. Я стою и не знаю, что делать. Через я приняла решение сдать анализы. Через мне позвонили и сказали, что мой анализ задержан. Тогда я поняла, что уже всё, ждать там нечего. А когда вставала на учет в СПИД-центр, то узнала, что этот молодой человек знал о своем диагнозе, стоял на учете в центре уже давно, но не принимал терапию, и что я такая не первая, — вспоминает она.

Читать еще:  Дискомфорт под челюстью, чешется

О том, что она может быть ВИЧ-положительной, Света узнала от знакомого, с которым за год до этой встречи у нее был секс

Фото: Алина Скитович

Впрочем, и сама Света принимать терапию не стала. Она рассказывает, как пришла домой, включила телевизор, увидела передачу «Необъяснимо, но факт» и услышала заветные слова: ВИЧ — это заговор, афера , мистификация и выдумка. В это она и решила верить, отрицая всякое существование ВИЧ:

— Восемь лет я не принимала терапию, всем говорила, что лучше умру молодая и красивая, чем от вашей терапии, что я себя прекрасно чувствую, что это у вас всех ВИЧ. Я, наверное, искала подтверждение этой своей глупости и находила его. Представляете, я всерьез верила, что на мне делают деньги, хотя какие деньги, о чем это вообще? Но где-то услышала, что ВИЧ — это заговор, а медицинские компании делают на этом деньги. У меня в голове такая каша была: где-то я что-то понимала, где-то отказывалась понимать. Даже целенаправленно не читала какую-то информацию. Но, несмотря на то, что я не верила в ВИЧ-инфекцию, я стабильно раз в полгода приходила и сдавала анализы. Вот такой нонсенс.

Сейчас она считает чистым везением, что за эти ВИЧ не уничтожил окончательно ее иммунную систему. А она познакомилась со своим супругом. Это произошло на одной из реабилитаций — всего в жизни Светы их было . Ее муж, как и она, имел положительный ВИЧ-статус и употреблял наркотики внутривенно.

— Он после ребцентра уехал сюда, в Новосибирск, а реабилитацию мы проходили в Бийске. Он тогда сказал: «Можешь приехать и пожить какое-то время у меня». Я приехала, и так завязались у нас отношения. Месяца я предложила ему на мне жениться. Это были, наверное, самые счастливые годы в моей жизни. Он был таким человеком, что, когда мне было тяжело или у нас что-то не получалось, он мне говорил: «Света, ничего, мы прорвемся». И сразу становилось так спокойно и хорошо, я понимала, что я не одна. Я считала, что у меня самая лучшая семья, потому что я любила мужа, а он меня, — рассказывает она с улыбкой.

Муж Светланы был, как и она, ВИЧ-положителен, однако о своих диагнозах они не разговаривали друг с другом, а к ВИЧ отнеслись легко и, как она говорит, безрассудно

Фото: Алина Скитович

Светлана время от времени продолжала употреблять вместе с мужем, а вот терапию они оба почти не принимали. Вернее, супруг принимал ее бессистемно, а сама она решила начать лечение от ВИЧ-инфекции только тогда, когда забеременела вторым ребенком.

Всё плохо, по признанию Светы, стало спустя несколько месяцев после рождения второй дочери (девочка родилась абсолютно здоровой) — у мужа поднялась температура, он попал в больницу с менингитом, а вскоре впал в кому . В итоге в медучреждении он провел полгода.

— Я перестала кушать в это время, бросила прием терапии, без пива я просто не могла уснуть. Через каждые я курила, постоянно плакала и с ужасом ждала звонка утром и вечером. Потому что боялась, что мне позвонят и скажут: «Приносим вам свои соболезнования». И вот когда вечером он мне набирал и говорил, что идет спать, я с облегчением выдыхала. Потом пыталась как-то уснуть, просыпалась и ждала, когда он мне позвонит . Вот так и жила от звонка до звонка.

Однако тот звонок, которого она так боялась, всё же случился — рано утром ей позвонили с незнакомого номера и сказали, что ее муж скончался.

— Шансов нам давали , по-моему, но, к сожалению, нам этот шанс не достался. У него была поражена вся центральная нервная система, он был как овощ, плюс жидкость в легких. Буквально за неделю до того, как он умер, я обманом попыталась прорваться к нему в палату, и я видела эту агонию, как он умирал, — со слезами вспоминает она.

Муж Светы умер спустя после свадьбы. Из-за того что он неправильно принимал терапию, у него развилось серьезное заболевание, которое и привело к смерти

Фото: Алина Скитович

Света осталась одна с маленьким ребенком на руках, а спустя неделю узнала, что из-за неправильного приема терапии у нее развилось вторичное заболевание на фоне ВИЧ-инфекции. Это сильно ее испугало, она обратилась к врачам и ВИЧ-активистам, чтобы те помогли ей составить правильную схему приема терапии. Всё это время, по признанию Светы, она видела себя во снах в гробу. Вскоре благодаря лечению ее иммунная система пришла в норму.

Личная жизнь [ править | править код ]

Чарли Шин был женат трижды, у него пятеро детей.

С 4 сентября 1995 года по февраль 1996 года был женат на актрисе Донне Пил.

С 2002 по 2006 год был женат на актрисе Дениз Ричардс. У них две дочери: Сэм (род. 9 марта 2004) и Лола Роуз (род. 1 июня 2005).

С 2008 по 2011 год был женат на актрисе Брук Мюллер, у них есть сыновья-близнецы: Боб и Макс (род. 14.03.09).

С марта 2011 жил вместе с порноактрисой Бри Олсон и моделью-графическим дизайнером Натали Кенли. Олсон ушла от Шина в апреле 2011 года, а Кенли в июне того же года [21] [22] .

17 ноября 2015 года во время прямого эфира в «Today Show» канала NBC актёр подтвердил свой положительный ВИЧ-статус. По его словам, он выплатил свыше $10 млн шантажистам, чтобы держать эту информацию в секрете [23] [24] . Против артиста готовятся несколько судебных исков со стороны женщин, с которыми он имел незащищённый секс, не предупреждая о своей болезни [25] .

В ноябре 2017 года Чарли Шин был обвинён в том, что во время съёмок фильма «Лукас», вышедшего в 1986 году, имел секс с 13-летним на тот момент актёром Кори Хэймом. Эту информацию подтвердили близкие друзья Хейма актёры Доминик Брашиа и Кори Фельдман [26] .

По закону. Россиянам с ВИЧ разрешили усыновлять детей

Владимир Путин подписал закон, который позволяет россиянам с ВИЧ и вирусом гепатита С усыновлять проживающих с ними детей. Теперь суды смогут отступать от Семейного кодекса, где перечислены заболевания, при которых люди не могут быть усыновителями или опекунами. Разбираемся, что поменяется в жизни ВИЧ-положительных россиян.

На законных основаниях

Прежде чем закон попал на подпись президенту, 22 мая его одобрил Совет Федерации. А 21 мая приняла в третьем чтении Госдума.

Нововведение вносит корректировки в Семейный кодекс РФ. По нему приемными родителями не могут стать в том числе люди с туберкулезом, со злокачественными новообразованиями, наркоманы, токсикоманы и алкоголики. В этом же списке были и граждане с ВИЧ и гепатитом С.

Однако в 2018 году Конституционный суд откликнулся на жалобу одной ВИЧ-инфицированной женщины и установил, что запрет на усыновление детей больными ВИЧ или гепатитом С, если ребенок уже живет с ними из-за семейных обстоятельств, неконституционен. А в Семейный кодекс были внесены соответствующие поправки.

Читать еще:  Через сколько дней после болезни можно сдавать иммунограму?

Кроме того, еще в 2017 году в СМИ появилась информация о планах Минздрава разрешить ВИЧ-инфицированным россиянам усыновлять детей или брать их под опеку. В ведомстве тогда рассказали, что нововведение предусмотрено Государственной стратегией противодействия распространению ВИЧ-инфекции в стране на период до 2020 года. В этом документе отмечается, что в обществе нужно сформировать среду, которая бы исключала дискриминацию людей с вирусом иммунодефицита.

В мечтах о детях

Суд в Балашихе разрешил ВИЧ-инфицированной женщине усыновить ребенка

Принятию закона предшествовали несколько судебных процессов, привлекших к себе внимание СМИ. Так, семейная пара из Балашихи долго не могла завести детей. В 2012 году отчаявшаяся женщина обратилась в медицинское учреждение, но вместо помощи была заражена ВИЧ и гепатитом С. В итоге она окончательно утратила возможность стать матерью.

На помощь паре пришла сестра зараженной женщины. В 2015 году она выносила и родила малыша, который генетически приходился ребенком ей и мужу больной. Но когда бесплодная мать решила усыновить кроху, ей отказали из-за ВИЧ-инфекции. Женщине пришлось судиться за право стать матерью выношенного для нее ребенка. Все это время малыш жил с ней. Наконец, после вмешательства в 2018 году Конституционного суда ей разрешили усыновление.

Похожая ситуация около 10 лет назад сложилась в Казани, где ВИЧ-положительной женщине не давали усыновить двух родных братьев после смерти родителей. При этом у нее уже были двое собственных детей.

Фото: Портал мэра и правительства Москвы

Реакция общества

Некоторые россияне отнеслись к новому закону настороженно. «Бедные дети! А если ВИЧ-инфицированный родитель умрет года через два? Опять в детский дом? И ведь этим легко заразиться», – возмущается в одной из социальных сетей Елена.

Ее мнение поддержал пользователь Ильдар, задавшийся вопросом, сколько лет живут люди с ВИЧ и гепатитом С. «Полстраны теперь будет инфицированных», – убежден Лев.

Еще одна женщина возразила противникам нового закона, что современная терапия позволяет больным «жить долго и полноценно». И болезни в быту незаразны.

«Мне 23, у меня четыре родных брата и две сестры. Когда мне было 15 лет, родители взяли приемных детей. Я болен ВИЧ с одного года из-за переливания зараженной крови. По сей день в семье не было ни одного случая заражения от меня. Так что теперь, мне нельзя, по-вашему, оформлять приемную семью?» – написал Радимир.

Все как у всех

Директор Федерального методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский заверил, что «в быту ВИЧ действительно не передается». «Тут не должно быть никакого беспокойства. Есть еще волнения, что родители с этой болезнью рано умрут и ребенок осиротеет. Но сейчас средства лечения от ВИЧ-инфекции, которыми обеспечивает пациентов наше государство, достаточно эффективны. Средняя продолжительность жизни таких людей теперь такая же, как и у всего остального населения», – уверен эксперт.

Он подчеркнул, что органам опеки важно смотреть, пьет человек, употребляет наркотики или нет. А сама ВИЧ-инфекция, по его мнению, не может никаким образом быть фактором, ограничивающим права больных. «Если ребенка хотят усыновить добропорядочные люди, и у них только ВИЧ, то их ни в чем ограничивать не надо», – отметил директор центра по борьбе со СПИДом.

Покровский считает, что в стране есть «психологический порог», через который еще предстоит перешагнуть. «Сейчас ВИЧ уже достаточно изучен, его можно отнести к категории малоопасных заболеваний. Достаточно просто объяснять людям, как не заразиться», – констатировал эксперт.

В свою очередь, депутат Госдумы от «Единой России», доктор медицинских наук и замглавы думского комитета по охране здоровья Николай Говорин подчеркнул, что принятие нового закона давно назревало, этот вопрос «обсуждался на заседании комитета». Он также считает, что парламентариям стоит пойти дальше и разрешить гражданам с ВИЧ усыновлять не только уже проживающих с ними детей.

При этом, по его словам, стигматизация больных ВИЧ и гепатитом С в обществе сильно их травмирует. Поэтому важно проверять их психическое здоровье перед усыновлением. Депутат подчеркнул, что сегодня неинфицированных потенциальных родителей также проверяют психологи и психиатры.

По словам Говорина, большая часть заразившихся ВИЧ – люди, которые ведут нормальный образ жизни, не употребляют наркотики и получили вирус через гетеросексуальные половые контакты. «Когда человек социально полезен, психически здоров, но, к сожалению, в такую ситуацию попал (заразился ВИЧ. – Прим. ред.), дополнительно его ущемлять и ограничивать в правах неправильно. Нужно относиться к таким людям как к обычным гражданам. Тем более, что сегодня наука доказывает, что риска заражения детей нет», – уверен парламентарий.

Правда и мифы о ВИЧ

Директор Федерального методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский посетовал, что многие люди до сих пор не знают, как передается болезнь.

«Заразиться ВИЧ можно через шприцы и незащищенный секс. К сожалению, у нас принято думать, что болезнь может передаться только при случайном половом контакте. Часто люди начинают совместную жизнь, думая, что партнер здоров. Так и заражаются. Прежде чем отказаться от средств предохранения, заводить детей, важно сначала обследоваться обоим», – считает Покровский.

Он подчеркнул, что можно «с ВИЧ-инфицированными обниматься». Через посуду, пищу, предметы или воздух болезнь не передается. Эксперт добавил, что почему-то многие боятся, будто ВИЧ переносят комары, но это не так.

«К сожалению, сейчас во всем мире есть дискриминация людей с ВИЧ. Важно, чтобы люди перестали умирать от СПИДа. Еще нужно, чтобы прекратились новые случаи заражения. Если все будут обучены и не будут рисковать, то все будут здоровы. И лечить никого не придется. Также необходимо стремиться к устранению дискриминации ВИЧ-положительных людей», – заключил Покровский.

Новости ВИЧ в России

Эксперты национальной ассоциации специалистов по профилактике, диагностике и лечению ВИЧ-инфекции завершили длительную и плодотворную работу над Методическими рекомендациями «Медикаментозная приверженность у подростков с ВИЧ-инфекцией (факторы, …

23 сентября 2021 года с 10 до 11 30 пройдет очередное заседание «Российско-Европейской школы педиатров по ВИЧ-инфекции», которое будет посвящено особенностям ведения подростков с ВИЧ-инфекцией, …

«НАСИЛИЕ ВСЕГДА ИДЕТ РЯДОМ С ВИЧ»

— Я работаю в БО «100% жизни. Киевский регион». В партнерстве с международным благотворительным фондом «СПИД Фонд Восток-Запад» (AFEW-Украина) реализовываем прекрасный проект «Киянка+». Очень важно донести до женщин, что терапия полностью блокирует вирус, и женщина безопасна для общества. Что можно рожать детей, повышать профессиональную квалификацию, получать образование, ездить заграницу.

Многие женщины подвергаются насилию, оно всегда идет рядом с ВИЧ. Иногда партнеры, близкое окружение манипулируют вокруг того, что ты ВИЧ-положительный и кому ты нужен. Или угрожают рассказать о статусе женщины, если она не сделает то, чего от нее требуют. От многих женщин родственники отвернулись.

Если говорить о врачах, то они уже понимают, что не могут противозаконно действовать относительно ВИЧ-положительных людей. Но стигма имеет другие проявления. Большинство медицинских работников находят повод, чтобы отказать в каких-то манипуляциях. Например, человеку нужна операция, но вдруг, после анализа на ВИЧ, устанавливают, что якобы уже не нужна.

Обо всем этом нужно говорить и говорить громко. Я верю, что в недалеком будущем уровень стигмы в обществе касательно ВИЧ-положительных людей существенно снизится.

Горячая линия для ВИЧ-положительных женщин Киева «Киянка+»: 067-239-69-36

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector