Gsp1.ru

Медицинский журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тромбофилия; что это за; болезнь

Тромбофилия — что это за болезнь?

Способность крови к свертыванию — это естественный защитный механизм организма. При повреждении стенок сосуда ближайшие тромбоциты меняют свою форму с плоской на шарообразную, прикрепляются друг к другу и закупоривают повреждение. Такая пробка из тромбоцитов не дает развиться кровотечению и предупреждает попадание в сосуды вредных веществ. Выполнив свою функцию сгусток крови растворяется. Совокупность этих процессов получила название гемостаза — системы организма человека, отвечающие за сохранение жидкого состояния крови, предупреждение и остановку кровотечений и растворения сгустков крови.

Тромбофилия ― нарушение системы гемостаза, при котором увеличивается вероятность появления тромбоза ― заболевания, характеризующегося образованием в кровеносных сосудах сгустков крови, то есть тромбов. Тромбофилия не всегда приводит к тромбозу, но существенно повышает риск его возникновения. Это не болезнь, а патологическое состояние, приводящее к болезни.

Тольяттинский медицинский консилиум 2015
№05-06 2015

В статье приводится клиническое наблюдение инфаркта миокарда после операции кесарево сечение, выполненного под спинальной анестезией с применением утеротоников. Считаем, что использование метилэргометрина увеличивает риск развития острого инфаркта миокардка (ОИМ), а назначение препарата должно осуществляться строго по показания, с обязательным информированием анестезиолога-реаниматолога. Тактика ведения акушерских пациенток с ОИМ зависит от его патогенеза. В описанном нами случае, при вазоспастическом (нетромботическом патогенезе) ОИМ, проведение тромболизиса или экстренной коронароангиографии нецелесообразно, в остальном терапия стандартная.
Ключевые слова: острый инфаркт миокарда, метилэргометрин, тромболизис

Myocardial infarction after cesarean section under spinal anesthesia during treatment with oxytocin
and metilergometrin (Clinical observation)

S.V. Pismensky, A.V. Pyregov, О.А. Golubeva

Резюме
В статье приводится клиническое наблюдение инфаркта миокарда после операции кесарево сечение, выполненного под спинальной анестезией с применением утеротоников. Считаем, что использование метилэргометрина увеличивает риск развития острого инфаркта миокардка (ОИМ), а назначение препарата должно осуществляться строго по показания, с обязательным информированием анестезиолога-реаниматолога. Тактика ведения акушерских пациенток с ОИМ зависит от его патогенеза. В описанном нами случае, при вазоспастическом (нетромботическом патогенезе) ОИМ, проведение тромболизиса или экстренной коронароангиографии нецелесообразно, в остальном терапия стандартная.
Ключевые слова: острый инфаркт миокарда, метилэргометрин, тромболизис

Abstract
The article presents a clinical observation of myocardial infarction after cesarean section performed under spinal anesthesia with the use of uterotonics. We believe that the use of metilergometrina increases the risk of acute myocardial miokardka (AMI), and use of the drug should be carried out strictly according to the testimony, with the obligatory informing Anaesthetist. Management of obstetric patients with AMI depends on its pathogenesis. In the case described by us, in vasospastic (netromboticheskom pathogenesis) of AMI, thrombolysis or emergency coronary angiography is impractical in the rest of the standard therapy.
Keyworlds: acute myocardial, metilergometrin, thrombolysis

Читать еще:  Мутации генов и назначение препаратов при беременности

Введение

Клинический случай

Беременная М., 33 лет, наблюдалась в Научном Центре Акушерства Гинекологии и Перинатологии им. В.И. Кулакова с диагнозом: срок беременности 37 недель. Дихориальная диамниотическая двойня. Мультигенная тромбофилия. Привычный выкидыш. Субклинический гипотиреоз. Анамнестических данных за наличие ишемической болезни, пороков сердца, гипертонии нет. При прохождении диспансеризации проблем со здоровьем обнаружено не было, ангинами часто не болела. Также, со слов пациентки, аритмий, приступов сердцебиения в течение жизни и беременности не было. Близкие родственники не переносили инсульты, инфаркты, не умирали в молодом возрасте.
При обследовании в анализах крови: тромбоциты 166 х 10*9 г/л, гемоглобин 127 г/л, фибриноген 5,3 г/л, АЧТВ 30 с, ПТИ 95%.
ЭКГ: ритм синусовый, правильный с частотой 65 в минуту, нормальное положение электрической оси сердца.
В плановом порядке была выполнена операция кесарева сечения, без технических сложностей. Протокол комбинированной спинально-эпидуральной анестезии: субарахноидально на уровне LII-LIII введен маркаин спинал 0,5% – 2,5 мл (12,5 мг), установлен эпидуральный катетер, который во время операции не использовался. Кислород интраназально 4 л/мин, инфузия: волювен 6% – 500 мл + стерофундин 500 мл в/в, окситоцин +10 ЕД в/в, метилэргометрин 0,02% – 1,0 мл в/в, транексам 500 мг в/в, амоксиклав 1,2 г в/в, фулсед 5 мг в/в.
Во время операции регистрировались следующие параметры гемодинамики и оксигенации крови: АД в пределах 110–120/70–80 мм рт.ст, ЧСС 62–72 уд/мин, по монитору регистрировался синусовый ритм, Sp02=99-100%. Жалоб не предъявляла, боли в сердце не беспокоили, нарушения ритма сердца не регистрировались. Течение операции без осложнений: кровопотеря 600 мл, введено в/венно 1000 мл, диурез 100 мл. Продолжительность операции – 45 минут.
В палате интенсивной терапии, в раннем послеоперационном периоде появились жалобы на слабость, сердцебиение, тяжесть и дискомфорт за грудиной, проявляющийся жгучими болями средней степени интенсивности, без иррадиации. Зарегистрировано АД 150/97 мм рт. ст., ЧСС 160-170 в мин., Sp02 100%. На ЭКГ – суправентрикулярная тахиаритмия с частотой сокращения желудочков 170 в мин. (рис 1).рис 9-1.jpg
Введено в/в: β-блокатор (бревиблок), наркотический анальгетик (промедол). На фоне проведенной терапии состояние стабилизировано, жалоб нет. АД 146/91 мм рт. ст., ЧСС 90 в мин., Sp02100%. На повторной ЭКГ – ритм синусовый, правильный с частотой 70 в минуту, высокие зубцы Т в отведениях V2-V6 (рис 2).рис 9-2.jpg
Пациентке установлен диагноз: острый коронарный синдром без подъёма сегмента ST, Killip I. Пароксизм суправентрикулярной тахиаритмии (купирован ß-блокатором). В отделении реанимации начата интенсивная терапия, мониторинг, контроль уровня тропонина, ЭКГ, ЭХО-КГ. Проведены консультации профильных специалистов. Получала следующее лечение: кислород 4 л/мин (носовые канюли), анальгезия (промедол в/в), дезагрегант (аспирин 160 мг), антикоагулянт (фраксипарин 0,4 в/в + 0,4 п/к), β-блокатор (эгилок 25 мг х 2 р/сутки), нитроглицерин (0,1%–1,0/час в/в), блокатор кальциевых каналов (дилтиазем 30 мг х 2 р/сутки).
При дообследовании на ЭХО-КГ выявлены гипокинезы переднеперегородочный – базальный и средний, перегородочный – базальный и средний, боковой – средний, снижение фракции выброса до 38%. Биохимический анализ крови выявил положительный тропониновый тест, в последующем отмечено повышение уровня тропонина I до 2,43 (0,06) нг/мл и КФК-МВ до 11,3 (3,7) Е/л.
На фоне проводимого лечения состояние пациентки стабильное. Болевой синдром не рецидивировал, аритмии не регистрировались.Отмечена тенденция к снижению уровня тропонина I, постепенное повышение фракции выброса левого желудочка, а также нормализация ЭКГ, без признаков острой коронарной патологии и очаговых изменений. На 3-е стуки лечения в ОАР, пациентка была переведена в послеродовое отделение. Отмечалась нормализация ЭКГ в динамике, снижение уровня тропонина до обычных значений. При выполнении ЭХО-КГ выявлено повышение фракции выброса до 62%, отсутствие каких-либо акинезов. В удовлетворительном состоянии пациентка была выписана из акушерского отделения. рис 9-3.jpg

Читать еще:  Высокий гемоглобин — 168

Кому это нужно

Всем женщинам поголовно сдавать анализы на выявление тромбофилии врачи не рекомендуют. Обследование должны пройти пациентки с тремя и более выкидышами на сроке до 10 недель либо неудачными переносами эмбриона по программе ЭКО, с одним или более выкидышами на сроке более 10 недель, с тяжелыми осложнениями беременности (отслойка плаценты, задержка роста плода, преэклампсия). Анализы следует сдать и в том случае, если тромбоз был у кого-то из родственников или выявлены другие факторы, повышающие вероятность тромбоза. К ним относятся возраст беременной старше 35 лет, ожирение, курение, варикозное расширение вен, прием оральных контрацептивов или заместительной гормонотерапии эстрогенами, артериальная гипертензия, сахарный диабет.

В работе врачи используют специальную шкалу оценки риска, где учитываются все эти факторы. Важно понимать, что даже если у будущей мамы диагноз «тромбофилия» не подтвердится, но у нее выявят артериальную гипертензию и ожирение, она будет относиться к группе риска. Это будет значить, что наблюдение гемостазиолога и применение разжижающих кровь препаратов будут ей необходимы.

Что делать, чтобы беременность протекала благополучно?

Врожденные тромбофлебии или наследственные тромбофлебии и беременность – сложное состояние, однако отчаиваться не стоит. Шанс выносить ребенка есть.

Однако при этом необходимо уделять особое внимание исследованиям: результатам УЗИ и мониторингу плацентарного кровотока.

Следует проводить профилактические мероприятия. Успешность терапии определяется отсутствием тяжелых форм гестозов, тромбозов, угрозы потери плода, симптомов ФПН, отслойки плаценты.

На ранних сроках рекомендовано делать трехмерную эхографию плацентарного кровотока.

В последующих триместрах для мониторинга состояния плода применяют допплерометрию, фетометрию, кардиотокографию.

Отзывы и истории женщин с этим диагнозом сильно различаются, когда они говорят о способах родоразрешения и самочувствии, но общее у всех рассказов одно – неусыпный контроль и огромное количество используемых препаратов. Как понизить тромбоциты?

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector